• Facebook
  • YouTube
  • Instagram

© 2018 Tamara Gilfanova

Милашки черепашки

Приключения Луши и Тяши

 

Спасибо за вдохновение, самые милые существа на планете – наши чудесные черепашки Тесла и Пятнышко, дома с вами стало гораздо уютнее

 

Арслану, Ясмине и Айлинке 

 

Луша-копатель

 

Где-то в африканской пустыне, недалеко от саванны, жила прелестная черепашка Луша. Она носила пышную юбочку-панцирь в ромбиках с оборочками на подоле. Домик её уютно расположился под большим камнем. Черепашка выкопала длинный коридор и просторную норку – там у неё было две комнаты: кухонька и спаленка.

По утрам после плотного завтрака Луша любила забираться на крышу своего домика и делать растяжки. Ведь черепашка хотела стать балериной. Камень нагревался на солнце, Луше на нём было тепло и радостно тянуть лапки, хвостик и шейку. Ах, как же приятно!

По соседству в корнях драконова дерева жил черепашонок Тяша – лучший друг Луши. Он носил цилиндр и великолепный пятнистый костюм. Тяша мечтал стать артистом цирка, он умел исполнять потрясающие акробатические номера. Луша всегда громко аплодировала ему, но не забывала поворчать, повторяя, что порядочные черепахи не подвергают себя такому риску ради потехи публики.

Однажды утром Луша по обыкновению растягивалась на камушке, как вдруг увидела черепашье яйцо, одиноко лежащее на песке.

– Ой! Ой! – сказала Луша. – Это же какая мамаша-растеряша оставила тут своё потомство?

Луша аккуратно слезла с камня и, оглядываясь по сторонам, нет ли по близости хищных птиц, помчалась к яичку. Яйцо было круглое, словно мячик для пинг-понга, собственно, как и все черепашьи яйца, но цвет у него был немного странный, и необычный узор по центру. Луша осторожно схватила задней лапкой яйцо, а передними принялась усердно копать. Когда замечательная ямка была готова, черепашка не торопясь положила яйцо в рыхлую сухую землю и старательно закопала. Довольная собой, Луша поползла к домику. Копать оказалось весьма затруднительным занятием, черепашка уже проголодалась. И вдруг она не поверила своим глазам, опять – потерянное яичко!

– Это ещё что такое? Мамаша! Ау! Вас что? Закапывать яйца не учили?! Опасно бросать их вот так посреди пустыни! – пыхтя от возмущения, сказала Луша.

Черепашка повернулась вокруг себя, но так никого и не увидела. Это было совершенно одинокое маленькое яичко с зелёной полоской в середине.

– Ладно, так и быть, – пробубнила Луша и снова принялась копать.

Когда черепашка закончила копать вторую ямку, она очень старательно задней лапкой опустила яичко на дно. И торопливо закопала, небрежно расшвыривая землю во все стороны.

«Ох, и доставила же мне хлопот эта черепаха, растерявшая яйца», – подумала Луша.

Завтрак уже был довольно давно, подходило время обеда. Луша целеустремлённо побежала к домику, не глядя по сторонам, чтобы ничто её не отвлекло.

– Обед! Обед! Обед! – напевала она, улыбаясь.

И вот уже в прихожей своего милого жилища Луша прямо на пороге споткнулась об...

– Яйцо?! – удивлённо прокричала она.

– Ау?! Кто-нибудь?! Я весь день ваши яйца закапываю! Где вы?!

Луша прошла в комнатку, но её домик был пуст, совершенно никого.

– Подожди меня ещё чуточку, мой обед, я скоро вернусь, – грустно сказала Луша листику салата, лежавшему на тарелочке.

Черепашка взяла яичко и вышла на улицу. День в Африке выдался жарким. Ни одна порядочная черепаха не выйдет гулять без зонтика от солнца.

«Это ж надо думать, бросить яйцо на такой горячий песок, оно же может зажариться! Пойду-ка я поближе к пруду и выкопаю ямку поглубже, чтобы ему не было жарко», – подумала Луша.

Черепашка заботливо несла яйцо в клюве. С холма показалась река, по поверхности воды скользили тысячи солнечных бликов. Луше даже пришлось зажмуриться. Подойдя к берегу, черепашка начала копать.

«Всё-таки это очень странные черепашьи яйца! –думала она. – Разноцветные какие-то».

Добросовестно закопав последнюю драгоценную находку, в глубоких раздумьях уставшая Луша возвращалась домой. Алое солнце садилось за горизонт, раскрашивая небо в ванильно-розовые цвета. Ах, как красиво!

– Луша! И где ты ходишь?! – спросил Тяша. – Я тебя уже полчаса дожидаюсь! Очень вкусный листик был, ты для меня оставила?! Спасибо, – добавил он.

– Дел сегодня много было! – проворчала Луша. – Устала, как зебра. Проголодалась, а тут ты…

– Я тоже рад тебя видеть! – перебил её Тяша.

– Слушай, Луша, – дожёвывая последний кусочек, сказал черепашонок. – А ты случайно не видела мои шарики?!

– Какие ещё шарики?!

– Утром я упражнялся в жонглировании. Подбрасывал и ловил шарики! Они такие круглые, с узорами, размером... Ммммм, – задумался черепашонок. – О! С черепашье яйцо! – крикнул он. – Несколько шариков укатилось. Три я так и не нашёл!

– ШАРИКИ!? Так это были шарики! – негодовала спасительница.

– Хрум! Хрум! – хрустел огурчиком Тяша и кивал головой.

– Так ты их видела? Луша! Где они? Они мне очень нужны! – сказал он.

– Ааааааааа! Я весь день закапывала твои шарики! – завопила Луша.

– Закапывала?! Но зачем?

– Между прочим, они очень похожи на черепашьи яйца! Вот я их и закопала! Что тут непонятного?! – пропыхтела Луша.

Она очень рассердилась. Все её труды оказались бесполезными.

– Луша, а Луша! А где ты их закопала? Покажешь?!

– Ыыыыыыыы! – взвыла Луша.

Она запыхтела от возмущения, как маленький паровозик. Затем развернулась и медленно, покачиваясь на лапах, отправилась к выходу.

– Пошли! Откапывать! – тихо сказала она.

Луша-всадник

 

С Тяшей всё было ясно! 

– Ты Пардалис Пардалис. Порядочных черепах так не назовут, – с сочувствием говорила Луша.

Поэтому она предпочитала называть друга гигантской леопардовой черепахой. Сейчас-то Тяша малыш, уместился бы на ладошке ребёнка, но вырастет большим, можете не сомневаться. 

– Леопардовая, значит, быстрый как леопард! – говорил Тяша. 

– Может быть, леопардовый потому, что панцирь пятнистый? – сомневалась Луша. 

В любом случае – с Тяшей всё понятно. То ли дело она сама. Черепашка решила разобраться в своей породе. Погуглив, Луша обнаружила, что она – шпороносная черепаха Джэоклон Сулката. Ей очень понравилась её латинская фамилия. А что означает шпороносная? Это такая, которая носит шпоры? 

«Шпоры — это приспособление всадника, прикрепляемое к заднику сапога. Относится к вспомогательным средствам управления лошадью», – прочитала Луша.

– О! Я – всадник! Ха! Ведь чувствовала! Я рождена для быстрой езды! Мне нужна лошадь! – размышляла Луша.

– Лошадей в Африке не встретишь. Кто же похож на лошадь? Ха! Зебра! – довольная своими умозаключениями сказала Луша. 

С тех пор как черепашка узнала о своей породе, она стала смелее и увереннее. Даже походка изменилась. Ходила Луша как генерал на параде, высоко приподнимая свои лапы, чтобы все могли разглядеть её великолепные шпоры.

– А ты знаешь, Тяшечка, возможно, мой дед был кавалеристом – воином на лошади, – сказала как-то Луша.

– С чего ты взяла? – удивился черепашонок. 

– Я смутно помню, как моя мама рассказывала про деда мне, моим братишкам и сестричкам, когда мы были еще яйцами, – пояснила Луша.

– Угу, – ухмыльнулся Тяша и ничего не добавил, потому что он хоть и черепаха, но настоящий джентльмен. 

– Теперь мне нужна зебра, – решительно сказала Луша и поползла на холм, вглядываясь в даль.

– На галоп не переходи первый раз, тихонечко там! – посоветовал друг.

Луша ничего не сказала, лишь бросила надменный взгляд, что дельного может посоветовать черепашонок без шпор? Она направилась к водопою, поджидать свою «лошадь». И вот, постукивая копытами, к пруду подошли зебры. Они фыркали и громко ржали, Луша всех оглядела, ни у одной зебры не было наездника. Шпороносная черепашка горделивой походкой направилась к ним. 

«Они такие высокие, – подумала Луша, глядя на зебр с земли. – Как же мне забраться на какого-нибудь?»

Наконец, она заприметила несколько лежавших в траве зебр, ускорив шаг в их направлении, Луша решила взобраться на спину одной из них.

– Ииииии! – закричала от испуга зебра, вскочила и начала брыкаться.

Кто-то бесцеремонно поцарапал ей бок. Это была наша Луша, которая попыталась вскарабкаться на её спину. Зебра попыталась смахнуть её хвостом, черепашка, изловчившись, крепко в него вцепилась. Зебра прыгала и лягалась, но никак не получалось сбросить Лушу с хвоста. Тогда полосатая лошадка начала со всех сил крутить хвостом из стороны в сторону, и наездница, не удержавшись, разжала свои кулачки и полетела. 

«Очень странно, я думала всадники скачут, а не летают», – подумала Джэоклон Сулката. 

Луша зажмурилась, спряталась в панцирь, даже хвостик нисколечко не торчал. Бух! Луша приземлилась на что-то теплое и мягкое. Это оказалась широкая шершавая спина огромного бегемота, беззаботно жующего траву недалёко от реки. 

– Иииии-ха! – по-ковбойски взвизгнула черепашка и пришпорила бегемота! 

Бегемот, конечно же, ничего не заметил. У него была довольно плотная кожа. Поэтому он стоял и неторопливо дожёвывал ужин. Но это Лушу нисколько не расстроило. Она улюлюкала, покрикивала «Гип-гип!», «Нооооо!» и «Прррру!». 

«Видел бы меня Тяша! Как бы он мной гордился!» – думала черепашка. 

Когда бегемот, насытившись, побрёл вдоль берега, от невиданной скорости черепашка чуть не упала на землю. Луша спрятала голову. Ехать с головой в панцире было спокойнее, хоть и ничего не видно. Но вскоре черепашка услышала крики.

– Всадник без головы! Всадник без головы! – кричали животные и птицы. 

– Какой ужас! – подумала Луша. 

Ей жутко захотелось взглянуть на всадника без головы. Черепашка осторожно высунула голову из панциря. 

– Всадник с головой! Всадник с головой! – тут же раздалось со всех сторон. 

Луша огляделась по сторонам. Никакого всадника она не увидела. Мимо неё проносились луга, деревья, слоны, носороги, жирафы и львы. Черепахе казалось, бегемот скакал с сумасшедшей скоростью. Она совершенно не успевала рассмотреть меняющиеся пейзажи. Луша опять спрятала голову в панцирь, у неё рябило в глазах, к тому же она боялась простудиться. 

– Всадник без головы! Всадник без головы! – услышала она опять. 

И тут Луша догадалась, что все кричат про неё.

– Хм! – хмыкнула Луша. – Просто всадник спрятал голову в надежное место, – сказала она сама себе.

Тряска Лушу уже довольно утомила. Она похлопала бегемота по шее и сказала: 

– Бегемотик, тормози!

Бегемот плохо слышал и, собственно говоря, даже не заметил, что его оседлала лихая наездница. Но всё же черепашке очень повезло, как раз в этот момент бегемот решил охладиться в пруду. Он остановился, присел на колени, и с всплеском плюхнулся в воду у самого берега. Луша не спеша сползла с бегемота. От быстрой езды у черепашки двоилось в глазах.

«Ну и скачки. Вот это да!» – подумала она.

– Спасибо за поездку, любезный господин Бегемот! – сказала Луша и, пошатываясь из стороны в сторону, побрела домой.

Возле домика её уже поджидал Тяша.

– Как ты, Луша? Нашла лошадь? – спросил он.

– Лошадь. Зебра. Ха! Я оседлала бегемота, – устало сказала Луша.

– Бегемота? Вот это да! Лушечка! Какая же ты смелая! – восхищённо сказал черепашонок.

Луша широко зевнула и, поджимая хвостик – она его немного ушибла при лихой езде, отправилась прямиком в спаленку. Какое же это выматывающее занятие – верховая езда. Носить шпоры, это не означает, что обязательно нужно быть всадником. Шпоры могут быть элегантным украшением. Вот теперь ей всё стало ясно.

– Хр…Хр… Хр… – храпела африканская шпороносная черепашка Джэоклон Сулката по имени Луша.

 

 

Тяша-мечтатель

 

Черепашка Луша любила просыпаться рано утром даже по воскресеньям. Иногда она пекла овсяные печенья или круассаны: Луша сворачивала листики гибискуса трубочкой, складывала ровненько в рядочек на противень: всего лишь 10 минут на солнышке – и круассаны из листиков готовы. К вечеру Луша уставала и ложилась спать, как только садилось солнышко. А вот Тяша наоборот. Он обожал подолгу любоваться звёздным небом, поэтому спать ложился глубоко за полночь. А утром же он просыпался не раньше обеда.

О! Если бы вы видели ночную пустыню. Небо огромной чёрной атласной простынёй накрывало долину. На земле всё погружалось в кромешный мрак, а звёзды сияли так ярко, напоминая маленькие бриллианты. Луна огромной лепешкой висела прямо над Тяшиным любимым драконовым деревом.

– Приветствую тебя, Небесная Черепаха! – говорил Луне Тяша.

Он верил, что ночью, когда садится солнце, на небеса выползает гигантская черепаха. У неё черный панцирь с алмазными пуговками – звездочками, а Луна и есть голова этой черепахи, иногда она прячет её в панцирь, и тогда можно увидеть только месяц. Но в полнолуние, и Тяша мог бы с вами поспорить, Небесная Черепаха улыбается именно ему. А когда падали звёздочки, черепашонок бегал по пустыне в надежде их найти, ведь Небесная Черепаха сбросила ему свою алмазную пуговку.

– Луша! Это настоящее волшебство! Давай я соберу тебе ягод, мы устроим пикник на крыше твоего домика и вместе будем любоваться Небесной Черепахой! – восторженно говорил Тяша своей подружке.

– Что за чепуха? Тяша, ты разве не знаешь, что это космос! Бесконечная вселенная. звёзды – это гигантские шары раскалённого газа, расположенные далеко-далеко от нас! Вокруг каждой звезды кружатся планеты. И всё это чушь, потому что ни в одной из ближайших галактик нет планеты, где бы была такая вкусная травка! А значит, любоваться нам, травоядным рептилиям, совсем нечем! А голова твоей черепахи не что иное, как Луна – спутник нашей планеты. Абсолютно не пригодная для жизни черепах.

Тяша смотрел на Лушу, выпучив от удивления глаза. Без сомнений, Луша была образованной черепахой! Она читала много умных книг и энциклопедий, к ней в домик даже провели недавно интернет. Но Тяше вдруг стало очень грустно, он не смог подобрать ни одного слова, чтобы возразить Луше. Он, понурив головку, молча ушел к себе в домик, лёг в корнях драконового дерева и заплакал.

Три дня Тяша не выходил из домика. Луша заволновалась, она пришла к нему, но Тяша неподвижно лежал в уголке, с закрытыми глазами.

– Тяшечка! Миленький! Пойдем погуляем? – ласково сказала Луша.

– Извини, совсем не хочется, – ответил Тяша.

– Тяшечка! Родненький! Я печений напекла, будешь? – продолжала Луша.

– Извини, совсем не хочется, – сказал Тяша.

– Тяша, да не расстраивайся так, пожалуйста, если мы возьмем много ягод, я постараюсь не уснуть и смотреть с тобой на звёзды! – это была её последняя надежда подбодрить друга.

– Извини, давай в другой раз. Сегодня мне совсем не хочется.

Луше стало очень грустно, она совершенно не знала, как поднять настроение любимому другу. И вдруг ей пришла в голову отличная идея. Луша вычитала, что в Африке самые крупные месторождения алмазов в мире. Она решила добыть один камень для Тяши.

Три дня и три ночи добиралась Луша до каньона, где люди добывали драгоценные камни. А когда добралась, она, не теряя ни минуты, принялась за работу. Хорошо, что шпороносные черепашки Сулкаты отличные копатели. Луша перекопала всё вокруг, и лишь к вечеру ей попался маленький сверкающий камень. На солнышке он переливался всеми цветами радуги. Великолепно! Впервые что-то несъедобное восхитило Лушу.

«Ура! Тяшечка! Нашла для тебя пуговку небесной черепахи. Только не грусти, дружочек. Я очень надеюсь, что мой подарок тебе понравится», – подумала Луша.

Тяша сидел под брёвнышком, в лапках у него была гитара, он перебирал струны ноготками, то сосредоточенно смотрел на гриф гитары, то закидывал голову вверх, закрывал глаза и мурлыкал что-то себе под нос.

– Тяша! Тяша! – звала друга запыхавшаяся Луша.

Тяша вздрогнул от испуга, с трудом узнал в этой странной перемазанной грязью и пылью черепахе свою подружку.

– Луша? Это ты? – удивился он.

– Я! Кто же еще? Ты посмотри, что я нашла! – И черепашка достала алмаз, правда он сильно запылился, и Тяша с негодованием посмотрел на кусок засохшей грязи в Лушиной ладошке.

– О! – сказал он. – Комок земли? – уточнил Тяша.

– Фууу! – подула на камень Луша, аккуратно вытерла лапкой, и Тяша увидел красивый камень.

– Луша! Ты нашла сокровище?

– Это же пуговка с панциря Небесной Черепахи! – пояснила черепашка.

Тяша выронил из лап гитару, подполз поближе и начал внимательно разглядывать камень на ладошке у Луши.

– Ух ты! – обрадовался он. – Но ты же сказала, нет никакой Небесной Черепахи? Это вселенная, космос, бла-бла-бла.

– Да, но… Возможно. Во вселенной, в далёкой-предалёкой галактике, есть неизвестная планета, заселённая разумными существами, примерно такими как мы! Инопланетными черепахами какими-нибудь? Они прилетают полюбоваться нашими пустынями и бросают свои пуговицы, потому что на их планете они совершенные безделушки и не представляют никакой ценности, – предположила Луша. – Бери, это тебе! Мне не надо, он не съедобный, – смущенно сказала она.

Тяша почувствовал тепло, вытекающее из груди, оно согрело животик, и лапки как будто стали таять. Он схватил алмаз и спрятался вместе с ним в панцирь. Черепашонок хотел обнять Лушу, но побоялся, что не выдержит и расплачется от счастья, а ему не хотелось конфузить подругу своими слезами, вдруг она подумает, что ему не понравился подарок.

Луше тоже стало очень хорошо, она поняла, что всё сделала правильно, то грустное мозолящее чувство вины растворилось. Черепашка подумала, что каждый имеет право верить во что угодно, пусть даже в Небесную Черепаху, тем более если это делает его счастливее.

 

 

Текст и иллюстрации © Тамара Гильфанова, 2018

Все права защищены, текст и рисунки является интеллектуальной собственностью автора, запрещено копирование и распространение целиком или частично без письменного разрешения автора. 

Купить книгу в магазинах:

litres_logo_rastr1-e1446046334916-1024x3
Ridero-logo.png
amazon-logo.jpg